?

Log in

 
 
17 Декабрь 2013 @ 10:58
Карнатака и Гоа, день восьмой  
Хампи, возвращение в Гоа, ночной рынок в Арпоре

После вчерашних приключений мы спали без задних ног, но будильник немилосердно разбудил нас в пять утра. Мы быстро собрали вещи и вышли из номера. Хампи ещё спал. Было совершенно темно и довольно свежо. Влажный утренний воздух приятно умывал лицо. Через некоторое время к гостинице подошёл наш экскурсовод. Он, как и остальные индусы, по утрам мёрз, поэтому на нём был шерстяной свитер и вязаная шапка, которые делали его и без того неуклюжую фигуру ещё забавнее. На нас, одетых в футболки, ему, наверное, смотреть было холодно. Потом появился и Сурья, тоже вконец замерзший и явно уставший после вчерашнего переезда. Но сегодня он уже не позволил нам перемещаться по Хампи на тук-туке и решил сам возить нас от храма к храму.

К огромному сожалению, о постройках, которые мы смотрели во второй день, я помню крайне мало. Помню, как мы встречали рассвет на крыше полуразрушенного храма в окружении маленькой группы туристов и огромной группы обезьян. Помню гигантские ворота, которые раньше открывали при помощи слонов, и стены, которые при строительстве достигали 8 метров в высоту. Помню ступенчатый храм, от которого сохранился только фундамент, потому что основная часть храма была построена из дерева. Помню огромные купальни и монументальный каменный водопровод. Помню, как наш экскурсовод сорвал несколько листьев с дерева ним и уговорил нас их съесть, уверяя, что это очень полезно, а я ещё полчаса морщилась от этой жуткой горечи. Помню крупных зелёных попугаев на стенах какого-то храма. Помню, как мы спускались в подземную комнату, которая использовалась для ведения тайных переговоров. Помню, что Хампи прекрасен и огромен, и его не обойти и не объехать за два дня, не уместить в свой разум и не описать никакими словами. Придётся снова подменять рассказ фотографиями.

Хампи

Хампи

Хампи

Хампи

Хампи. Рассвет

Хамп

Хампи

Хампи

Хампи. Наш экскурсовод

Хампи

Хампи

Хампи

Хампи

Хампи

Около восьми утра наша экскурсия закончилась. Мы заехали в гостиницу за сыном Сурьи, распрощались с экскурсоводом и двинулись в обратный путь. Денис снова дремал, а я, чувствуя, что мы покидаем так полюбившиеся мне места, старалась из окна машины хоть как-то заснять самобытную и древнюю Карнатаку. Большинство кадров получились смазанными, но в тот день у меня впервые возникло чувство, что наше путешествие близится к концу, и каждая минута жизни в Индии вдруг стала бесценной.

Карнатака из окна машины

Женщина в Карнатаке

Карнатака

По дороге Сурья завернул в какое-то кафе и предложил нам здесь позавтракать. Кафе было крошечным, довольно тёмным и не слишком чистым. Мы с Денисом немного смутились, но решили всё-таки сесть за один стол с нашими гоанцами, они вроде бы были не против. Первым делом нам принесли какую-то жидкость в жестяных стаканах. Я спросила у Сурьи, что это, он сказал, что это питьевая вода, но пить её не стоит. Меню было на английском языке, но, пробежав по нему глазами, я не поняла ни слова: в нём содержались только незнакомые мне блюда местной кухни. Я вынуждена была передать меню Сурье и попросить его сделать выбор за нас. Он улыбнулся нашей беспомощности и что-то заказал, а его сын с усмешкой спросил «Чем вы там вообще питаетесь у себя в России?» Оказалось, что это кафе чисто вегетарианское (как, кстати, и все кафе в Хампи, но Хампи считается священной территорией, поэтому там в принципе запрещено употреблять мясо), причём настолько строго вегетарианское, что здесь не подают даже блюда из яиц. То, что нам принесли, меня немало удивило. Судя по всему, рис вначале перемололи в муку, а потом без добавления каких-либо ингредиентов слепили из этой муки некое подобие пресных лепёшек и приготовили их, видимо, на пару. К лепёшкам прилагались два соуса: один острый, другой очень острый. Гоанцы уплетали это блюдо за обе щёки, с улыбкой поглядывая на нас и проверяя, нравится ли иностранцам местное угощение. Одну лепёшку я как-то съела, а вторую отдала Денису, который куда легче, чем я, переносит и острую, и непривычную пищу. Гоанцы по-доброму надо мной посмеялись. Я решила сама оплатить нашу трапезу, и к удивлению обнаружила, что завтрак для четверых человек обошёлся в 220 рупий (110 рублей).

На стоянке перед кафе, пока сын водителя ходил в какой-то магазинчик, Сурья рассказывал мне, что 25 лет назад, когда он возил в Хампи первых туристов, дороги были совсем плохими, и асфальта почти не было. Поэтому туристы очень боялись ехать с ним, им казалось, что он везёт их в какую-то безлюдную и опасную местность.

На обратном пути я смотрела в окно ещё пристальнее, чем раньше. У меня была важная проблема, но я пока не знала, как её решить. Дело в том, что сегодня впервые за время нашего путешествия, у Ганеши в машине не было цветов. Рано утром в Хампи их было никак не достать. И, не знаю уж, что думали по этому поводу мои спутники, но мне это казалось чудовищным нарушением миропорядка.

Мы снова ехали через поля чили, хлопка и сахарного тростника, оставляя за спиной сотни посёлков и десятки городов. Обратный путь казался более тяжёлым, чем дорога в Хампи, потому что все мы, конечно, утомились.

Уже во второй половине дня мы заползли в горы и пересекли границу с Гоа. Неподалеку от границы мы завернули на автозаправку (в Гоа бензин дешевле, чем в Карнатаке), и я тут же выпорхнула из машины, так как заметила, что в ларьке за углом продаются цветочные гирлянды. Бархатцы поступают в продажу утром, поэтому сейчас они уже изрядно подвяли, но лучше уж такие цветы, чем никаких. Я принесла цветы Сурье, он застенчиво поблагодарил меня, привычным движением руки завязал узел, чтобы укоротить гирлянду, и положил её вокруг Ганеши, сказав, что с самого утра переживает, что у Ганеши нет цветов.

На этой же стоянке Сурья с сыном поменялись местами, и последние два часа дороги за рулём был его сын. А Сурья сидел на переднем сиденье, и по нему было видно, что он смертельно устал. Доехав до своего дома, наш молодой водитель вышел из машины, а Сурья подвез нас к самому отелю. Когда мы расплачивались с ним, мне очень хотелось рассказать, как сильно мы благодарны ему за эту потрясающую поездку, и вообще за его заботу и внимание, но разговор получился совсем не об этом. Сурья напомнил мне, что сегодня – ночной рынок в Арпоре, и мы собирались туда поехать. Я, конечно, про это не забыла, но сейчас, после того как он за два дня проехал без малого тысячу километров, мы совсем не хотели, чтобы он ещё куда-то нас вёз. Нам и так было жалко его и стыдно, что мы отняли у него столько сил. Но диалог у нас складывался совершенно глупый:

 - Мы не хотим, чтобы Вы везли нас в Арпору, вы очень устали после поездки в Хампи, вам нужен отдых.
- Да, вы, конечно, устали, отдохните пару часов, потом я за вами заеду.

Сурья был непреклонен, во-первых, он клялся, что не устал, во-вторых, уверял, что не может отпустить нас в Арпору одних. Я бы лучше вообще отказалась от этой поездки, чем просить его в ночь везти нас куда-то ещё, но Сурья принял решение сам и сказал, что в девять вечера будет ждать нас у гостиницы.

Выйдя из машины, я неожиданно обнаружила, что у меня очень кружится голова. Денис объяснил мне, что в последние часы машину вёл сын Сурьи, а он, будучи не слишком опытным водителем, совершал много неловких и резких маневров, от этого меня и укачало. И я в тысячный раз подумала о том, как же нам повезло с Сурьей, ведь вчерашнего 500-километрового переезда я совершенно не почувствовала.

В отеле мы слегка передохнули, помылись и поделились впечатлениями с нашими соседями. Пока мы колесили по Карнатаке, они съездили с ночёвками на пляжи Вагатора и Арамболя, напоили водкой девушку из Мумбая, и она украла у них все деньги.

На площадке перед гостиницей у меня произошёл самый глупый на свете разговор. Меня поймал местный таксист Себи. Дело в том, что два дня назад он предлагал нам свои услуги, а я сказала, что нам ничего не нужно, потому что мы едем в Хампи. Он тогда настойчиво расспрашивал меня, с кем мы туда едем, а я так не хотела разжигать вражду между ним и Сурьей, что ушла от ответа и неопределенно сказала, что мы едем с каким-то гидом. Но сегодня Себи видел, как мы с Денисом выходили из машины Сурьи, и, конечно, всё понял. К счастью, он был настроен вполне благодушно и сказал мне, что нам очень сильно повезло с водителем, ведь мистер Сурья – самый опытный таксист на всём побережье. Вскоре я узнала, что сам Сурья тоже пытался скрыть от Себи, что везёт нас в Хампи, и сказал, что везёт нас на ближайший пляж. Благими намерениями…

В девять часов Сурья повёз нас в Арпору. Он был на удивление весел, живо обсуждал с нами планы на оставшиеся дни, но я всё равно не могла отделаться от жгучего стыда за то, что мы не даём ему отдохнуть после долгого переезда. На подъездах к Арпоре были такие пробки, словно весь Гоа съехался на ночной рынок. Я принялась уговаривать Сурью, чтобы он высадил нас прямо здесь и ехал домой, а мы пешком дойдём до рынка и вернёмся обратно на любом такси или тук-туке. Результат этого разговора был более чем предсказуем, никуда нас Сурья не отпустил и сказал, что обязательно нас дождётся, потому что рынок в Арпоре – золотая жила для жадных таксистов. Они понимают, что всем, кто выходит с рынка среди ночи, нужно как-то добраться до отелей, и взвинчивают цены до небес.

Рынок в Арпоре хотя и находится под открытым небом, но он так ярко освещён галогеновыми лампами, что сразу же забываешь про ночь. К счастью, он не так огромен, как рынок в Анджуне, но народу здесь, кажется, ещё больше. К тому же посередине рынка находится музыкальная сцена, где выступают какие-то рок-группы, иногда даже поют по-русски. И вокруг сцены, конечно, вообще непомерная толпа.

У нас уже было кое-какое представление о том, что нужно купить, да и общение с продавцами после опыта Анджуны шло легче. Поэтому за час мы нарезали несколько кругов по рынку и набрали полные сумки какой-то ерунды. Пожалуй, самая ценная покупка того вечера – маленькая статуэтка Ганеши, купленная на самом выходе. Теперь она стоит у меня дома под букетом живых цветов и каждый взгляд на неё будоражит воспоминания об Индии.

На выходе с рынка, как и предрекал Сурья, творился беспредел. Сотни таксистов пытались разорвать на части каждого туриста. Чтобы нас там не затолкали, мы отошли в сторону и позвонили Сурье, но было так шумно, что я никак не могла разобрать, что он говорит. К счастью, это было и не нужно, главное, что он понял, где мы, и уже через минуту вынырнул из толпы прямо перед нами.

По дороге в отель мы с Денисом думали о говорили только об одном: нам невероятно повезло встретить Сурью в первый же день путешествия. Судьба подарила нам уникальный подарок: в чужой стране нам встретился беспрецедентно честный и благородный человек, и пусть он был неразговорчив и упрям, но он сделал для нас в тысячу раз больше, чем сделал бы любой другой таксист. Оставалось всего три дня до вылета в Москву, и перед отъездом нам очень хотелось как-то отблагодарить Сурью за его доброту. Мы решили, что купим ему в подарок тёплый плед, чтобы наш добрый водитель не мёрз в дальних путешествиях. Эта идея нам обоим очень нравилась, и в эту ночь мы крепко уснули, думая только о хорошем.