?

Log in

 
 
17 Декабрь 2013 @ 13:22
Гоа, день девятый  
Морджим, рассуждения о русских туристах, лучший вечер в моей жизни

После возвращения из Хампи меня уже не покидало ощущение, что поездка заканчивается. Мы вволю напутешествовались, и за оставшиеся три дня нужно было приобрести хоть какое-то подобие загара, чтобы у родственников в Москве не было вопросов о том, где, собственно, мы пропадали 11 дней. Поэтому мы снова собрали вещи, и Сурья повёз нас в Морджим, в шек своих друзей, где мы планировали провести два дня и две ночи.

Но так уж исторически сложилось, что мы с Денисом не умеем валяться на пляже, купаться и пить свежевыжатые соки днями напролёт. Поэтому по дороге в Морджим у Дениса неожиданно возникла блестящая идея. Он предложил мне подобрать материал о местных достопримечательностях, по-русски начитать его на диктофон и подарить эти записи Сурье, чтобы он мог включать их своим туристам в дороге. Идея была действительно замечательная, и я тут же согласилась, что это будет гораздо более ценный подарок, чем теплый плед, который наш водитель и сам может себе купить.

Дело в том, что 90 % туристов в Гоа – русские. И за эту поездку мы к ужасу своему убедились, что все рассказы Михаила Задорнова про русских заграницей – правда. Не знаю, как так выходит, но только единицы из наших туристов способны худо-бедно изъясняться по-английски. Все остальные упрямо говорят с гоанцами на русском, а, если их не понимают, то повторяют то же самое погромче и помедленнее. Мне за наших туристов стыдно. Я не считаю, что гоанцы должны учить русский язык, чтобы ублажать отдыхающих. Это мы едем в чужую страну, это мы должны подстраиваться под местный язык, местные нравы и обычаи. Это мы должны благодарить гоанцев, что они разрешают нам смотреть на их удивительную жизнь. И, если мы заплатили, как нам кажется, огромные деньги за билеты и туры, это не даёт нам права вести себя развязно и считать местных жителей обслуживающим персоналом, который должен исполнять любой наш каприз и понимать наш сложный и чужой для них язык.

Молодые гоанцы учат русский. Себи говорил мне, что, подзаработав денег за туристический сезон, он поедет в Панаджи на одномесячный курс русского языка (стоит он, кстати, 100 долларов – весьма немало по местным меркам). Сурья русский язык не учит, и мы его решение уважаем. За время поездки мы слышали от него только два русских слова, вероятно, запомнившихся ему случайно – «обезьян» и «магазин». Я как-то раз спрашивала, как он находит общий язык с русскими, которые совсем не говорят по-английски. Он сказал, что старается объясняться простыми словами, в основном обозначающими движение или направление, при этом он сопровождает речь активной жестикуляцией и даёт самые краткие указания. Но это не всегда помогает, он сам признаётся, что иногда ему ни в какую не удаётся понять русских и что-то им втолковать.

Поэтому Денисина идея с аудио-экскурсией мне очень понравилось. Таксист, у которого в машине есть русский аудио-гид по достопримечательностям, мог бы приобрести здесь большую популярность. Подъезжая к Морджиму, мы высматривали интернет-кафе, чтобы, как только Сурья оставит нас на берегу, приступить к работе. Он, конечно, проследил за всеми мелочами. Убедился, что нам дали хороший тростниковый домик, свозил нас в деревню за фруктами, миллион раз повторил мне, чтобы мы звонили ему при возникновении любых проблем, и, даже когда мы пошли купаться, ненадолго остался в шеке «почитать газетку», но одним глазком присматривал, чтобы с нами всё было в порядке.

Нам очень нравился Морджим. А, главное, в эти два дня мы были единственными посетителями Lovely Jubbly шека, поэтому все лежаки и весь пляж перед кафе были в нашем полном распоряжении. И никаких соседей, никаких пьяных русских – только море, солнце, песок и тростниковые хижины. В которых, кстати, оказалось чистейшее постельное бельё и мягкие пледы. Правда, не было горячей воды, но за день вода так нагревалась на солнце, что вечером душ всё равно получался тёплым.

Закат в Морджиме

Фрукты

В Морджиме

Искупавшись пару раз и обнаружив, что наш бдительный страж уехал, мы спросили у официанта, где ближайшее интернет-кафе. Он объяснил, как пройти, впрочем, мы приметили это место, ещё когда ехали сюда на машине. Час использования интернета стоит в Морджиме 30 рупий (15 рублей), печать одной страницы – 5 рупий (2,5 рубля). Мы с Денисом заняли два компьютера и принялись за работу. Денис искал материалы про Старый Гоа и Панаджи, я раскапывала информацию про Хампи. В общей сложности за час работы мы подобрали и распечатали 33 страницы.

Развалившись на пляже, я принялась читать то, что мы нашли, и вскоре поняла, что за имеющиеся в моём распоряжении два дня я не сумею написать адекватный материал про Хампи, хотя именно им мне хотелось заняться в первую очередь. Либо информации о Хампи в интернете недостаточно, либо я просто плохо искала. Мы решили, что лучше как следует написать о Старом Гоа, чем кое-как написать о Хампи, в конце концов, если Сурья оценит эту идею, я смогу продолжить работу в Москве и потом прислать ему аудиозаписи по электронной почте. Так что в первый день в Морджиме я в основном читала про Старый Гоа и писала текст экскурсии. Мне это было не в тягость, скорее наоборот, я радовалась возможности отплатить Сурье добром за добро.

К вечеру, когда стемнело, в шеке неподалёку от нас началась вечеринка («White party»), приходить на неё можно было только во всём белом, у нас белой одежды с собой не было, да не сильно и хотелось. Мы решили удалиться от громкой музыки и пошли гулять направо по пляжу, в направлении Арамболя.

Этот вечер мне точно никогда не забыть. И что бы я о нём ни написала, это будут только лишь слова, отдалённо намекающие на происходившие со мной чудеса.

В тот вечер Индия приняла меня. Я уже не раз писала о прекрасной внутренней свободе, которая волнами накатывала на меня на протяжении всего путешествия, но в этот день она захлестнула меня с головой, уронила на песок и разбила о берег абсолютно все тревоги, волнения и комплексы, все дурные воспоминания, все потери, все ошибки, все проблемы. Нечто подобное я чувствовала только один раз в жизни – на фестивале Пустые Холмы, но там над гигантской поляной стоял такой кумар, и так пахло коноплёй, что моему слабому организму хватило одного этого запаха, чтобы отрешиться от всех житейских дел и впасть в блаженное состояние счастья. В вечернем Морджиме мне не понадобилось никакого допинга – хватило запаха моря, шума волн, звёздного неба, мелкого песка под ногами и неуловимого духа Индии. На меня нахлынул такой восторг, которого я не испытывала ещё никогда в жизни. И, главное, что это было чистое, беспричинное счастье, вызванное не событиями дня, а обрушившимся на меня осознанием, что я – жива, мир – огромен и прекрасен, люди – добры, а небо – вечно. Вы скажете, что снизошедшие на меня откровения неоригинальны, но, если вы хоть раз познавали эти истины не умом, а сердцем, то вы поймёте, что творилось со мной в тот вечер.

Словно специально для нас пляжи Морджима и Ашвема были пусты. За многочасовую прогулку нам встретилось всего человек пять, которые занимались йогой в кругу горящих свечей. Обойдя их, мы оказались совершенно одни на морском берегу. Удерживать ураган в моей груди не было никакой возможности, да и причин на то не было. Я танцевала, пела, валялась на песке и много тысяч раз благодарила небеса за обрушившееся на меня счастье. Благословенная Индия, я не заслужила таких подарков.

Мы вернулись в свою хижину около десяти вечера. Белая вечеринка всё ещё продолжалась, и музыка гремела вовсю. Мы с Денисом решили, что, если так будет всю ночь, то завтра мы позвоним Сурье и попросим забрать нас отсюда. Но до этого не дошло. Около одиннадцати мы вышли из домика на звуки салюта. В каких-то ста метрах от нас в небе расцветали огромные фейерверки, а мы стояли, укутавшись в плед, на пороге своей тростниковой хижины, и не было на свете людей счастливее нас. После салюта вечеринка закончилась и музыка умолкла, а мы легли спать.
 
 
 
Катеринаflying_away on Декабрь, 18, 2013 07:57 (UTC)
Ах как же здорово... Зина, вы такие хорошие, что просто вообще.