?

Log in

No account? Create an account
 
 
17 Декабрь 2013 @ 17:33
Гоа, день одиннадцатый  
Морджим, Мапуса, Нерул, Кандолим, Калангут, снова Нерул, последний день в Гоа

Вот мы и добрались до самой грустной части повествования. Наступил последний день нашего путешествия. Проснувшись утром, мы побежали в интернет-кафе, купили там флэшку и записали на неё аудио экскурсию. Потом быстро позавтракали и сделали несколько прощальных снимков Морджима. Нам было здесь очень хорошо.

В одиннадцать утра приехал Сурья. Я была настолько опечалена предстоящим отъездом, что все английские слова начисто вылетели у меня из головы, поэтому даже с ним в этот день я объяснялась кое-как и зачастую не понимала, что он говорил. Сам Сурья тоже был чем-то подавлен, но едва ли это было связано с нашим отлётом. Я попробовала спросить у него, в чём дело, но он ответил, что всё хорошо.

По дороге в Мапусу я отдала ему флэшку и подробно объяснила, что на ней записано. Сурья, конечно, поблагодарил нас, но, как мне кажется, не обрадовался. Я сто раз вспоминала этот момент, но так и не поняла, в чём же дело. Наверное, есть какая-то разница в менталитете, из-за которой то, что казалось нам такой блестящей идеей, ему таковой не казалось. Я очень боюсь, что он никогда даже не включит эту запись. Впрочем, не знаю.

Мапуса, которая в нашем путеводителе названа «крошечной деревенькой» - это, на самом деле, вполне крупный город. А рынок, который путеводитель очень рекомендует посетить – это, скажу я вам, кромешный ад. Ни один из увиденных нами базаров не был похож на рынок в Мапусе. Здесь проходы между рядами узкие и тёмные, а количество людей просто зашкаливает. Иностранцев практически нет, рынок чисто гоанский. Найти здесь, наверное, можно всё на свете, главная задача – себя не потерять. Все очень громко кричат, бегают, плюются, жуют свой отвратительный наркотик, торгуют не только с прилавков, но и прямо с земли. Все тебя куда-то тащат, куда-то зовут, говорят на всех языках одновременно. Сориентироваться невозможно. Быть может, такая она и есть, настоящая, неприукрашенная Индия. Бедная, оборванная, шумная и страшная. По крайней мере, таково одно из её лиц. Ох, не хотелось бы мне оказаться здесь одной. К счастью, сюда нас Сурья одних и не пустил. Он пошёл с нами вместе и быстро провёл нас сперва к магазинчику с чемоданами, потом – к лотку со специями. Толпы людей всё время перегораживали мне путь, и я следила только за тем, чтобы не потерять из вида ни Сурью, ни Дениса. За 800 рупий (400 рублей) мы купили довольно хлипкий чемодан на колёсиках, надеясь, что перелёт до Москвы он как-нибудь переживёт. Уже в машине Сурья сказал, что нужно было лучше торговаться и взять этот чемодан за 600 рупий, но так я пока не умею. Потом он вывел нас к продавцу специй, сказал ему несколько слов на местном языке и протянул написанный мной список. Список был на английском, но, похоже, содержал научные названия трав, которые продавцу были малознакомы. Читал он медленно и с трудом, делая какие-то пометки ручкой и, видимо, пытаясь сообразить, как эти пряности могут называться на его языке.

Откуда-то выпорхнули две девушки, слегка говорящие по-русски, принесли табуретки и предложили нам сесть. Мы отказались, а вот Сурья излишним комфортом не побрезговал и устало опустился на стул. Поиск нужных специй занял довольно много времени, и, пользуясь неподвижностью моей модели, я сделала несколько фотографий мистера Сурьи. Когда он увидел, чем я занимаюсь, то замахал руками, и последний кадр, к сожалению, оказался смазанным.

Мистер Сурья

В целом Мапусский рынок произвёл на меня ужасное впечатление. Девушки-продавщицы прилипли к нам, как листья в бане, они засыпали нас вопросами и комплиментами, сравнивали Дениса с Александром Сергеевичем Пушкиным, и совершенно не реагировали на просьбы оставить нас в покое. Они согласились помочь продавцу специй найти для нас нужные травы, и бегали по всему рынку, выкупая для нас специи у других продавцов. Но при этом настаивали, чтобы, закончив с пряностями, мы зашли в их магазин серебра. Нам не было нужно серебро, мало того, рупии у нас снова заканчивались, и мы в любом случае не могли уже ничего купить, но девушки не отставали. Мне хотелось провалиться сквозь землю.

Специи на рынке в Мапусе

Продавец специй в глубокой задумчивости

Дело со специями продвигалось медленно. Продавец то на несколько долгих минут погружался в чтение списка, то отрывался от него, зачерпывал какие-то пряности большой жестяной миской, взвешивал и упаковывал в пакет, потом снова утыкался в список, просил девушек или Сурью сбегать за чем-нибудь к другому продавцу и снова с головой уходил в чтение. Гора упакованных специй перед ним постепенно росла. Наконец, он закончил поиски. Получилось что-то около 12 пакетиков с пряностями общим весом в полтора килограмма. Покупка обошлась нам в 2000 рупий (1000 рублей), как раз столько местных денег у нас и оставалось. Стараясь не отставать от Сурьи, мы быстро покидали это злачное место, но девушки неслись за нами, продолжая приглашать в свой магазин. Не выдержав, я остановилась, вложила одной из них в ладонь 10 рупий и ещё раз попросила отстать от нас. Девушка злобно вернула мне бумажку и сказала, что моих денег ей не надо – ей надо, чтобы мы посмотрели её магазин. К счастью, на каком-то из поворотов они всё-таки нас покинули, а мы вскоре выбрались из мрака Мапусского рынка к свету и к машине.

От полученных впечатлений меня била дрожь, а английские слова совсем перепутались в голове. По дороге в гостиницу я раз десять поблагодарила Сурью за то, что он не бросил нас одних в этом жутком месте. Он только посмеивался да улыбался.
Мы бросили вещи в гостинице и попросили отвезти нас в Кандолим, к ближайшему пляжу. Всё-таки это был наш последний день, нельзя было упустить возможность искупаться. В Кандолиме мы расплатились с Сурьей. В этот момент я поняла, что мы с ним, скорее всего, больше не увидимся. А он почему-то этого не понял. Когда мы вышли из машины, он сказал, что позвонит нам вечером, но больше никакой связи с ним не было.

На пляже меня захлестнуло волной печали, и уверения Дениса в том, что мы ещё не раз сюда вернёмся, не могли помочь. Из Кандолима мы отправились пешком в Калангут, чтобы всё-таки купить вторую красивую юбку у женщин, с которыми мы познакомились в Анджуне. По дороге мы сбились с пути, пришлось брать такси. Когда мы подъехали, магазин уже закрывали, но нас всё-таки впустили внутрь, и нам удалось напоследок купить нужную вещь. В гостиницу мы добирались на тук-туке уже после заката.

Последний вечер в Индии я провела в слезах и в сборах. Не то, чтобы я не хотела отсюда уезжать или что-то здесь не успела сделать. Напротив, для первой поездки мы получили, может быть, даже слишком много впечатлений. Но я нигде и никогда ещё не была такой счастливой и такой свободной. И я плакала оттого, что уже скучала по этому месту.

Вот уже почти неделя, как мы прилетели в Москву. Каждая вещь, извлекаемая из чемоданов, пахнет специями, благовониями, морем – пахнет Индией. Я принюхиваюсь к ним, и мне почти не верится, что всё это было на самом деле. И вчера на каком-то сайте мне внезапно приоткрылась маленькая тайна: "Сурья" в переводе с санскрита значит "солнце".
____________________________________________

Закончив этот отчет, я очень надеюсь всё-таки взяться за написание текстов об остальных достопримечательностях Гоа, а потом сделать аудиозаписи и как-нибудь передать их Сурье. Поэтому, если вы читаете этот отчёт и планируете через какое-то время ехать в Северный Гоа, пожалуйста, дайте мне знать, можно ли передать через вас маленькую флэшку. Если это осуществится, я буду очень счастлива. Ну и, разумеется, если вам нужен прекрасный таксист в Гоа, у меня есть телефон :)
 
 
 
Катерина: египетflying_away on Декабрь, 19, 2013 10:19 (UTC)
спасибо. я уж не знаю, что меня вылечит, какая-то тяжелая вторая половина 2013 года...